В «Московской оперетте» осудили опричнину

Премьера мюзикла «Князь Серебряный» Аркадия Укупника на либретто Карена Кавалеряна состоялась в театре «Московская Оперетта». В год своего 95-летнего юбилея театр показал публике спектакль невероятно масштабный, красочный и многолюдный: живой оркестр, хор, балет, грандиозные декорации, эффектная видеопроекция, богатые костюмы, исторический сюжет, классическая литературная основа — налицо все признаки жанра большого русского мюзикла, который «Московская Оперетта» создала и который приносит театру гарантированный зрительский успех.

В «Московской оперетте» осудили опричнину

Название «Князь Серебряный» на слуху даже у тех, кто не читал исторического романа Алексея Константиновича Толстого. Он был написан в 1862 году — на волне либеральных реформ, связанных с отменой крепостного права в России. Толстой написал книгу с жесткой критикой Ивана Грозного и его проекта «опричнина». Демократично настроенный писатель гневно осудил безумного царя и его жестокую свиту, учинявшую расправу над людьми любого звания — от крестьян до бояр — без суда и следствия. Авторы мюзикла не просто разделяют точку зрения Толстого, но многократно усиливают ее: «беспредел» — так довольно неожиданно характеризует поведение опричников в диалоге с Иваном Грозным заглавный герой. И не согласиться с высоким, изящным Павлом Ивановым в роли князя просто невозможно. Сам Иоанн Грозный — сверкающий глазами параноик, в каждом видящий врагов (и не без оснований, надо сказать), в исполнении Владислава Кирюхина не лишен того обаяния, которое вообще нередко свойственно безумным тиранам. На самом деле в этом спектакле харизматичны все злодеи, начиная с князя Вяземского (Максим Катырев), в страстном облике которого есть что-то от Рогожина — он так же одержим прекрасной Еленой (юная дебютантка Арина Чернышова — одна из самых больших удач кастинга), как Рогожин Настасьей Филипповной. Ну и, конечно, первое место у Малюты Скуратова (Александр Голубев): необъятный, вульгарный, с отвратительными пятнами на лице, легендарный палач и убийца, судя по аплодисментам, больше всех понравился зрителям.

В галерее не слишком положительных героев надо отметить и двух ведьм: Мануйлиха (Марина Торохова) и безымянная лесная Колдунья (Юлия Гончарова). Первая смахивает на Марфу из «Хованщины»: она лихо морочит голову Иоанну Грозному, хитро манипулируя его фобиями. В спектакле вообще немало рифм с русскими оперными референсами — и это вполне уместно. Потому что неизбежные ассоциации с самым популярным отечественным опусом, посвященным эпохе Ивана Грозного — бессмертной комедией Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», — может нанести урон вполне серьезному замыслу авторов и постановщиков, режиссера Валерия Архипова и художника Вячеслава Окунева.

О работе Окунева следует сказать особо. Сценография — потрясающая. Даже те, кто не слишком близко к сердцу принял патриотическую повестку спектакля, его откровенную русофильскую эстетику и прямолинейную, лишенную привычной постмодернистской иронии подачу исторического сюжета, высоко оценили визуальные решения. Гигантские тяжелые кованые решетки с иконостасом на металлических вратах, видеопроекции, органично интегрированные в жесткие декорации, бескрайние русские просторы, храмы, холмы, великолепный таинственный лес, в котором обитает всякая нечистая сила в виде весьма симпатичных кикимор — все это завораживает и создает атмосферу высококлассного шоу.

Порадовала музыка Аркадия Укупника, который в компании с инструментовщиками Алексеем Курбатовым и Константином Губиным написал качественную партитуру, в которой ненавязчивые приемы, связанные с русским фольклором (диатоника, дорийский лад, мелодическая распевность хоровых эпизодов), прекрасно срослись со стилистикой поп-мюзикла. Здесь есть красивые мелодии, запоминающиеся темы, энергичные танцы, драматические эпизоды, торжественные хоры, очень красивый лирический дуэт главных героев. Все в рамках хорошего вкуса — без стеба, но с юмором, без пафоса, но вполне серьезно, без чрезмерной оригинальности, но не банально.

В конце спектакля персонажи — злодеи и герои — дружно выходят не только на поклон, но и на заключительный хор. И это логично. В истории всегда так: разные времена трактуют героев и злодеев по-разному. Тот, кто был злодеем, становится героем. А герой оказывается преступником. И все это — до следующего пересмотра взглядов и приоритетов.

И как тут не согласиться с текстом финальной хоровой сцены:

«То крамола, то война, то лихие времена, то враг лютый ломится, то в умах междоусобица. Легкой доли не проси, коль родился на Руси. Выйдя за околицу, каждый Богу молится»…

Опубликовано:8 декабря