«Антигона»: версия 2022 из Петербурга

Фестиваль «Уроки режиссуры», который сейчас проходит в Москве, показывал спектакль «Антигону» в девять вечера. Но столь поздний час не только не отпугнул зрителя: напротив — на Новой сцене Вахтанговского, где питерцы играли трагедию Софокла, яблоку негде было упасть. Такова уж репутация «Мастерской» Григория Козлова из Санкт-Петербурга, каждый спектакль которой становится событием. Новую версию древнегреческой трагедии оценил обозреватель «МК».

«Антигона»: версия 2022 из Петербурга

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

— Здравствуйте. Наверное, нам надо что-то сказать в начале вечера. Сегодня начало ноября 2022 года, и мы играем «Антигону». Эта история очень древняя, настолько древняя, что никто не знает, происходили эти события на самом деле, или их кто-то выдумал.

Так начинают свой спектакль актеры «Мастерской» после того, как на экране прошла нарезка черно-белых фрагментов из кино и театральных «Антигон» разных времен и народов. Артисты выстраиваются фронтально к залу и коротенько повествуют сначала о самом сюжете, а затем проводят краткий курс по истории постановки самой пьесы Софокла, оказавшейся, как и положено веками проверенной классике, до чрезвычайности созвучной всякому времени. И это не игра в просветительский театр, а просвещение: не поручусь, что молодой публике доподлинно известно, о чем речь писал Софокл, а тем более о судьбе его творения в мировом искусстве. 

А она показательна: драматурги в разных странах или переводили, или переписывали эту историю на свой лад. Скажем, сразу три французских драматурга — Гарнье, Ротру и Расин — с разницей в 30-40 лет сочинили по пьесе на сюжет «Антигоны». 

«Антигона» немецкого поэта Вальтера Газенклевера отразила Первую Мировую войну, за что тот в 1917 году получил крупнейшую немецкую литературную премию. История повторилась в 1940-м, когда немцы оккупировали Францию и без единого выстрела вошли в Париж, ввели там комендантский час. И в это самое время французский драматург Жан Ануй написал свою пьесу на сюжет «Антигоны», по которой в 44-м году режиссер Анри Барсак выпустил спектакль. В неотапливаемом зале каждый вечер был аншлаг: что особенно примечательно, спектакль смотрели и французы, и немецкие солдаты.

Еще одна «Антигона» появилась и в 1968-м под названием «Страсти по Антигоне Перес». Основой драмы послужила биография одной политической активистки из Пуэрто-Рико, получившей восемь лет тюрьмы за участие в протестных митингах. 

За такой преамбулой последовало действие, а по сути, художественное доказательство бессмертия трагедии Софокла. Причём убедительно-мощное не одним лишь текстом в переводе Дмитрия Мережковского, кстати, разумно сокращенном.

«Антигона»: версия 2022 из Петербурга

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

Театральную теорему «Антигона» — 2022 доказывают пять актеров при помощи  одного  стола с металлическими ножками и видеопроекции. Она рассыпается победным салютом по чёрному небу, который на излете своем вдруг эффектно складывается в  изображение мрамора и светящимися прожилками уже бежит по группе людей в белых одеждах, то скульптурно застывающей, то двигающейся точно в рапиде.  Образ братоубийства в пластике чудовищно красив, где чудовищно — ключевой слово. 

Чудовищна сама мысль об уничтожении семьи руками самих же членов семьи: два сына царя Эдипа поклялись друг другу в очередь править Фивами, но один из них так полюбил власть, что послал клятву вместе с братцем куда подальше. А тот, естественно, ответил войной, для обоих плохо кончившейся. Оба погибли, а во главе государства встал их родной дядюшка Креонт. Он с почестями героя похоронил одного брата — Этеокла, а тело другого — Полиника — приказал оставить не погребенным.

Одна из двух сестер усопших — Антигона — решила самостоятельно похоронить тело брата, как и должно быть. А дядя, облеченный властью, против.

Креонт на трибуне (Максим Фомин, он же сорежиссер спектакля) — такой свой парень, все понимающий, все обьясняющий, хороший оратор. Он хочет, как лучше — для всех, ведь племянники — это и его семья тоже, и часть народа Фив. Креонт такой убедительный в своей аргументации, гипнотичный в риторике и даже душевный, что упускаешь тот момент, когда ответственность лидера вдруг перерождается во властолюбие и становится тиранией. На него, на Креонта, режиссер сместил фокус внимания с Антигоны (Анна Арефьева), посмевшей ослушаться дядю-правителя и пожелавшей похоронить брата по-человечески. Но закон власти  важнее и сильнее закона семьи. 

В Креонте не сложно увидеть лидера, вещающего с трибуны любой страны. Особенно сейчас, когда в связи со взрывоопасной ситуацией в мире они у всех на виду. Манера их говорить с близким окружением или электоратом узнаваемы на раз.

«Антигона»: версия 2022 из Петербурга

Фото предоставлено пресс-службой фестиваля

«Антигона» Григория  Козлова — и портрет современной власти, и семейные ценности в истинном их понимании, принесенные в жертву этой власти. А та, опьяненная, только множит их. Об этом же бог знает когда написал Софокл. 

О неизменном, кажется, положении вещей на земле сегодня поставил притчу в своей «Мастерской» Григорий Козлов. Изящно, лаконично  и от того чудовищно страшно. И вот уже финальный победный салют рассыпается по чёрному небу и на излете своем складывается в изображение мрамора, что светящимися прожилками бежит по группе в белых одеждах, то скульптурно застывающей, то двигающейся точно в рапиде — Антигона, Исмена, Гемон, Тирсей и сам Креонт, который рано или поздно пополнит начатый им список жертв. 

Опубликовано:12 ноября